Подождите, пожалуйста...




Япономания - 2012

Фестиваль «Япономания» собирает всех неравнодушных к японской культуре и бросает их в свободное плавание между островами высящихся над человеческим морем выставочных стендов. Попутным ветром туда занесло и меня – я и не заметил, как меня прибило к острову с роялем посредине.

В музыке пианиста (правильнее было бы сказать роялиста, но слово уже занято) Темпея Накамуры было что-то неуловимо знакомое. Позже, ненадолго окунувшись в аплодисменты, он встряхнулся и пояснил, что составил свою композицию из 15 отрывков различных произведений. По-моему, это очень по-японски.

Неподалёку оказался музыкальный стенд «Ямахи». Представительнице компании я честно признался, что у меня есть синтезатор их производства, а про блок-флейту почему-то промолчал, хотя плохо играю на обоих инструментах в равной степени хорошо. А подошёл я с одной простой целью – заполучить компакт-диск, на котором ожидал услышать всё те же композиции. Увы, на нём оказалась только реклама.

В большей степени меня поразило творчество художника – продолжателя Казимира Малевича в пастельных тонах. Его квадраты – прямоугольные и цветные, даже, можно сказать, разноцветные.  Заинтригованная публика имела возможность и пыталась повторить работу мастера, но не всё кажущееся простым таковым является на самом деле, и квадраты любителей выходили бесформенными, бессодержательными и скучными.

Солидную часть экспозиции занимало татами с живыми экспонатами в кимоно. Любой желающий мог войти в их число, продемонстрировать владение приёмами кэндо, бо дзюцу или иайдзюсу. Желающих было много, так что я ограничился похлопыванием железных доспехов самурая по плечу и двинулся к стенду с луками и стрелами.

По-японски это называется кюдо. Японский лук – юми – довольно тонок и асимметричен, двухметровой высотой напоминает луки шервудских стрелков. В детстве мы играли в индейцев – мой лук бил через всю детскую площадку, стрела летела выше тополей... Жалко, тут пострелять не дали – может быть, никто бы и не пострадал.

Не менее интересной для мужского глаза была секция ножей. Как известно, нет на свете лучшего подарка для мужчины, чем что-нибудь колюще-режущее, и я бы точно не устоял от соблазна, если бы не разумно подобранные заградительные цены: мол, сначала подумай, взвесь свой кошелёк... Женщин больше интересовало искусство оригами, икебаны и ещё какой-то особенный соевый соус.

Но, вообще-то, я ведь пришёл по делу. И дело было в том, что у нас, Федерации го (бадук, вейчи) Украины, тоже был свой стенд, где хватало желающих разобраться со смыслом наблюдаемого со стороны странноватого зрелища. Склонённые над расчерченными досками вполне взрослые и вменяемые люди вроде как о чём-то увлекательном говорят и получают от этого удовольствие. На моих глазах одна дама не выдержала и принялась выставлять на доску камни в форме неизвестного иероглифа. Да, го – это самая увлекательная интеллектуальная игра. Людей прибивало волнами, и наш персонал едва справлялся. Я сам не заметил, как в ожидании деловой встречи оказался вовлечён в объяснение правил новичкам и сыграл несколько партий.

Когда я со всем покончил и уже засобирался восвояси, в отдалении показался отдельно стоящий технологический стенд компании «Хитачи» с огромным экскаватором, чей высоко воздетый ковш мог бы привлечь кого угодно, но отчего-то не привлекал никого. Я мысленно пожалел не совсем вписавшуюся фирму и подумал, что, впрочем, ей многих посетителей и не надо, достаточно одного покупателя.

Да, чуть не забыл. Как лингвист-любитель, я не мог пройти мимо чайной торговой марки «Чаизм». И не прошёл.



21.10.2012

22.10.2012 19:26

Очень интересная выставка была, кстати. Кое-чего я там не нашел из того на что рассчитывал, но зато купил набор отличных палочек, продегустировал вкусный чай, посетил пару мастер-классов, развлек свое семейство, включая самых мелких его членов.
Понравились очень доброжелательные японцы, с удовольствием контактирующие с публикой.
Очень разочаровали некоторые наши ребята. Особенно лучники, умудряющиеся промахиваться не то что по мишени, но и по тумбе метр на полтора, на которой эта мишень висела.